369 просмотров

Жизнь и труды св.Апостола Павла

pavel_ap
arrars

  Жизнь и труды св.Апостола Павла сочинение Ф.В.Фаррара.

ФАРРАР (Farrar) Фредерик Уильям (1831-1903)— английский богослов и писатель викторианской эпохи. Родился в Индии в семье миссионера. Учился в лондонском Кингс колледже и в Тринити-колледж в Кембридже. Отсутствие конфессионной узости завоевало книгам Фаррара любовь и православных читателей. Многие его труды переведы на русский язык.

Титульный лист

Жизнь и труды св.Апостола Павла сочинение Ф.В.Фаррара, доктора богословия,члена королевского общества,архидiакона и каноника

Вестминстерскаго и одинарного капеллана королевы английской. Иллюстлированное издание с приложениемъ картъ и более 250 политипажей С-Петербург Издание книгопродавца И.Л.Тузова.1887 годъ Невский проспектъ 8 Отъ С-Петербургскаго Комитета Духовной Цензуры печать дозволяется,C-Петербург Цензоръ Архимандрит Тихонъ

Предисловие к русскому изданию

an image

редлагаемъ русской публикѣ второй историко-экзегетическій трудъ автора знаменитой «Жизни Іисуса Христа» Ф. В. Фаррара, именно «Жизнь и труды св. ап. Павла». По своему содержанію онъ составляетъ прямое продолженіе перваго труда, хотя въ то же время, сосредоточиваясь на личности, составляющей главный предметъ его, имѣетъ характеръ полной законченности и самостоятельности. Въ немъ авторъ, съ своимъ обычнымъ мастерствомъ, при помощи имѣющагося у него необъятнаго научно-историческаго и экзегетическаго знанія, иллюстрируетъ дѣятельность апостоловъ и, во главѣ ихъ, св. ап. Павла какъ она выражается въ книгѣ «Дѣяній Апостольскихъ» и посланіяхъ апостола языковъ. Поэтому настоящій трудъ составляетъ такое же полное и обстоятельное толкованіе на книгу Дѣяній и посланія ап. Павла, какимъ является «Жизнь Іисуса Христа» по отношенію къ четвероевангелію.

1

Въ этомъ отношеніи оба эти сочиненія Фаррара совершенно однородны, и въ обоихъ ихъ одинаково чувствуется рука блестящаго писателя-экзегета. Но между ними есть и важное различіе. Новый трудъ имѣетъ своимъ предметомъ область, въ которой больше, такъ сказать, обыденно-человѣческихъ сторонъ и сильнѣе чувствуется вліяніе обыкновенныхъ историческихъ условій и обстоятельствъ, чѣмъ въ той области, которая составляла предметъ исторіи «Жизни Іисуса Христа». На это указываетъ самый девизъ книги, которымъ служитъ изреченіе св. Златоуста: «хотя и Павелъ, все же человѣкъ онъ былъ». Отсюда самый трудъ носитъ на себѣ отпечатокъ большей смѣлости анализа и свободы въ изложеніи, чѣмъ сколько это возможно было въ прежнемъ сочиненіи. Авторъ имѣлъ возможность здѣсь еще полнѣе примѣнить тотъ мастерскій историко-критическій и вмѣстѣ живописно-повѣствовательный методъ, который даетъ ему возможность не только рисовать художественныя картины описываемой жизни, но и проникать вглубь, для уясненія самыхъ основъ и дѣйствующихъ началъ этой жизни. Но вслѣдствіе этого именно здѣсь больше въ самомъ текстѣ научно-историческаго элемента, а потому и самая книга получаетъ характеръ большей научной обстоятельности. Цѣлыя главы иногда посвящаются изложенію и разсмотрѣнію извѣстныхъ обстоятельствъ исторической жизни, которыя имѣютъ лишь пояснительное значеніе къ какому-либо факту изъ жизни св. ап. Павла, но чрезъ это еще яснѣе становится и самый характеръ лица, составляющаго главный предметъ» книги, а вмѣстѣ съ тѣмъ и характеръ разсматриваемой эпохи. Тутъ берется тотъ именно великій моментъ, когда христіанство впервые выступаетъ какъ всемірно-историческая сила, долженствовавшая возродить и обновить древній разлагавшійся отъ дряхлости и внутренняго растлѣнія міръ. Предъ нами совершается глубокознаменательная драма въ области духа, та великая, всемірно-историческая драма, въ которой юная, только что народившаяся въ безвѣстномъ провинціальномъ городкѣ презрѣнной Палестины идея вступаетъ въ борьбу съ началомъ, всецѣло господствовавшимъ дотолѣ надъ міромъ. Начало это нашло высшее свое выраженіе въ классицизмѣ греко-римскаго міра, гдѣ оно выразилось въ блестящихъ произведеніяхъ искусства и литературы, сказало свое послѣднее слово во всеобъемлющей философіи и проявило всю глубину своего чувства въ художественномъ культѣ многобожія. И тѣмъ чудеснѣе и изумительнѣе фактъ, что все это гордое „созданіе классическаго генія рухнуло отъ прикосновенія къ нему проповѣдниковъ религіи, которая
въ глазахъ классическаго разума была жалкимъ заблужденіемъ и полнымъ безуміемъ. Понятно, что эпоха и особенно тотъ моментъ, когда впервые произошла встрѣча между собою классическаго генія и христіанской вѣры, представляютъ живѣйшій драматическій интересъ, даютъ богатѣйшую пищу для. философской мысли о судьбахъ человѣчества и служатъ неисчерпаемымъ источникомъ назиданія.

2

А эта-то именно эпоха, во всѣхъ ея главнѣйшихъ проявленіяхъ, и служитъ предметомъ изображенія въ новомъ сочиненіи Фаррара, гдѣ подъ его мастерскимъ перомъ классическій міръ временъ римской имперіи возстаетъ предъ нами изъ своей полуторатысячелѣтней могилы—какъ живой. Хотя языческій міръ временъ упадка служилъ уже предметомъ множества отдѣльныхъ и блестящихъ сочиненій, но трудно указать еще сочиненіе, въ которомъ бы дѣйствительное состояніе его, -состояніе внѣшняго величія и блеска съ безнадежнымъ растлѣніемъ и вымираніемъ внутри, — изображалось болѣе яркими и осязательными чертами, чѣмъ именно въ этомъ сочиненіи Фаррара. Многія главы, особенно тѣ, въ которыхъ изображается встрѣча великаго проповѣдника христіанства, апостола языковъ, съ представителями того классическаго міра, которому онъ именно и призванъ былъ проповѣдывать “безуміе” креста, составляютъ образецъ художественной характеристики историческихъ эпохъ. Такъ напр. въ XXVII главѣ, гдѣ описывается проповѣдь ап. Павла ,въ Аѳинахъ, этотъ знаменитый городъ, бывшій центромъ классической образованности, возстаетъ предъ нами во всемъ шумномъ блескѣ своей былой славы; предъ нами развертывается яркая живописная картина его умственной и общественной жизни, намъ слышится даже, такъ сказать, своеобразный гвалтъ знаменитой а?инской агоры, т. е. площади рынка, и при чтеніи этой главы мы как бы лично присутствуемъ при самой проповѣди апостола, въ которой онъ впервые открылъ высокомѣрнымъ мудрецамъ классическаго міра ихъ жалкое заблужденіе. Съ такою же яркостью описывается пребываніе и проповѣдь апостола Павла и во всѣхъ главнѣйшихъ центрахъ какъ языческаго, такъ и іудейскаго міра; и такъ какъ это изображеніе имѣетъ своею цѣлію ввести читателя въ самую сердцевину древняго міра, то для читателя вполнѣ .уясняется.не только то, въ какомъ ужасномъ и безнадежномъ состояніи находился этотъ міръ, но также и то, какъ онъ жаждалъ избавленія отъ такого своего невыносимаго состоянія, и какимъ сла-достнымъ благовѣстомъ была проповѣдь о Христѣ для всѣхъ наиболѣе труждающихся и обремененныхъ въ томъ мірѣ. А вслѣдствіе этого вполнѣ становится яснымъ и самый процессъ распространенія христіанства.

3

Тотъ же методъ историческаго анализа Фарраръ мастерски прилагаетъ къ изученію не только эпохи, но и отдѣльныхъ личностей, и особенно ап. Павла, и тутъ онъ нерѣдко вводитъ насъ въ самые тайники психической жизни, чрезъ что понятнѣе становится внѣшняя жизнь и дѣятельность отдѣльныхъ лицъ. Въ этомъ отношеніи особенно обращаетъ на себя вниманіе X глава: «обращеніе Савла», которая по мастерству психологическаго анализа можетъ быть поставлена въ образецъ того метода, которымъ нужно прилагать психологію къ изученію мотивовъ дѣйствующихъ историческихъ личностей и къ объясненію переломовъ въ направленіи ихъ дѣятельности. Фактъ обращенія Савла, не теряя своей чудесности, здѣсь получаетъ психологически-реальный характеръ, такъ какъ въ немъ отводится должное мѣсто и дѣйствію обыкновенныхъ условій психической жизни.

Наконецъ наиболѣе выдающеюся особенностію настоящаго труда въ отличіе отъ «Жизни Іисуса Христа» служитъ то что здѣсь весьма значительное мѣсто отведено собственно ученію о проповѣди св. ап. Павла. Въ то время какъ въ первомъ сочиненіи весь интересъ сосредоточивается на изображеніи фактовъ внѣшней жизни Спасителяэ а собственно ученіе Его затрогивается лишь косвенно и вообще не подвергается болѣе или менѣе обстоятельному и цѣльному изложенію, въ настоящемъ сочиненіи догматическому ученію св. ап. Павла посвящаются цѣльія главы—въ послѣдовательномъ изложеніи его посланій. Въ немъ подробно изслѣдуется вѣроучительная и нравоучительная сторона въ посланіяхъ апостола, изъ которыхъ впрочемъ одноэ именно посланіе къ Евреямъ, не вошло въ эту книгу, такъ какъ изложеніе его по особымъ причинамъ отнесено авторомъ къ третьему его сочиненію: “Первые дни христіанства”. Понятно, что при самомъ изложеніи ученія св. ап. Павла, особенно въ посланіи къ Римлянамъ, по необходимости должны были встрѣтиться нѣкоторыя особенности, имѣющія- тенденцію выразить вѣроисповѣдной характеръ той церкви, къ которой принадлежитъ авторъ, и потому переводчику приходилось отчасти сглаживать выраженія подлинника;
но въ общемъ нужно сказать, что въ вѣроисповѣдномъ отношеніи авторъ настолько безпристрастенъ, что даже въ отношеніи ученія объ оправданіи вѣрою протестантскій принципъ не выступаетъ съ такою крайностью, чтобы становиться въ противорѣчіе съ догматическимъ ученіемъ православной церкви.

Что касается перевода, то при исполненіи его мы преслѣдовали ту-же самую цѣль, какъ и при переводѣ «Жизни Іисуса Христа», заботясь главнымъ образомъ о томъ, чтобы воспроизвесть текстъ подлинника въ его наиболѣе точной и близкой къ выраженіямъ автора формѣ. При изложеніи собственно посланій ап. Павла на нашей сторонѣ была та выгода, что въ то время какъ самъ авторъ, въ виду устарѣлости принятаго англійскаго перевода Библіи, былъ вынужденъ вездѣ дѣлать свой собственный переводъ, мы легко могли пользоваться русскимъ синодальнымъ текстомъ, который по своей свѣжести и новизнѣ вполнѣ могъ удовлетворить цѣли, тѣмъ болѣее что въ примѣчаніяхъ библейскій текстъ въ своихъ наиболѣе характерныхъ выраженіяхъ часто воспроизводится въ греческомъ подлинникѣ, который и даетъ возможность читателю судить о точности его русской передачи.

4

Въ настоящемъ изданіи Трудъ Фаррара предлагается въ своемъ полномъ, несокращенномъ видѣ, со всѣми учеными приложеніями и примѣчаніями, какимъ онъ является въ девятнадцатомъ библіотечномъ изданіи англійскаго подлинника, вслѣдствіе чего это русское изданіе полнѣе даже англійскаго иллюстрированнаго, въ которомъ произведены нѣкоторыя сокращенія какъ въ текстѣ, такъ и особенно въ ученыхъ приложеніяхъ и примѣчаніяхъ. Съ внѣшней стороны настоящее изданіе вполнѣ воспроизводитъ роскошное иллюстрированное изданіе подлинника, со всѣми его картами и политипажами, которые еще болѣе оживляютъ страницы этой самой по себѣ глубокоинтересной книги. Рекомендуя русской читающей публикѣ этотъ новый трудъ Фаррара, мы можемъ сказать съ своей стороны, что чтеніе его, даже при всѣхъ возможныхъ несовершенствахъ перевода, способно доставить всякому мыслящему человѣку не только глубокое назиданіе, но истинное удовольствіе и наслажденіе, какое только можетъ испытываться при чтеніи талантливыхъ и согрѣтыхъ теплотою искренняго чувства произведеній.

Прилагаемое затѣмъ предисловіе самого автора еще полнѣе можетъ уяснить тѣ цѣли, которыя онъ преслѣдовалъ при составленіи этого своего втораго капитальнаго труда въ области библейско-исторической экзегетики.

Л. Лопухинъ. С -Петербургъ. Ноября 1886 г.

Опубликовано в Ф. Фаррар